Тезисы выступления заместителя Министра обороны Российской Федерации А.И.Антонова на заседании Совета Россия-НАТО на уровне послов 24 июля 2013 г.

24 Июля 2013
Господин председатель,

Все мы в последнее время являемся свидетелями серьезных изменений в сфере безопасности. Многие региональные потрясения заставляют нас думать о совместных действиях по укреплению неделимой безопасности. Угроза международного терроризма не ослабевает. Еще потребуется время, чтобы оценить последствия «арабской весны» для региональной и глобальной безопасности. Ситуация в Афганистане, Сирии, на Корейском полуострове требует нашего постоянного повышенного внимания.
В данном контексте нужны совместные усилия и инициативы по продвижению к общему пространству мира, безопасности и стабильности в Евроатлантическом регионе. Иначе нам не выполнить решения саммита СРН в Лиссабоне.
Сохранение же фантомов «холодной войны» создает дополнительные трудности на пути формирования неделимой безопасности для всех государств на Евроатлантическом пространстве. Мы просто обязаны найти решения по проблемам, которые нас разъединяют. Это – реализация противоречивого противоракетного европейского «щита», попытки возродить старый ДОВСЕ, продвижение военной инфраструктуры НАТО к российским границам, политика альянса по расширению его членства, использование военной силы в обход международного права.

Господин председатель,
В последние годы много было сделано для укрепления доверия и развития транспарентности в военной области между странами НАТО и Россией. Мы целенаправленно наращиваем сотрудничество в тех областях, в которых интересы совпадают. Пытаемся сузить сферы расхождений. Стремимся найти общие проекты, от которых выигрывали бы наши страны. Главное – на практике, на конкретных делах реализовать концепцию общей безопасности, что, в свою очередь, позволит укрепить доверие на Европейском континенте.
Уверен, что нам нужно и дальше совершенствовать сотрудничество в борьбе с терроризмом и пиратством, по Афганистану, в военной медицине, вопросах тылового обеспечения. Важно развивать диалог по вопросам реформирования вооруженных сил, продолжать практику информирования о проводимых учениях и приглашения на наиболее значимые из них. Такие добровольные меры транспарентности также будут способствовать росту доверия между европейскими странами.
В этом контексте мы поддержали инициативу германских коллег, которые предложили принять в рамках Совета Россия-НАТО документ о новом пространстве безопасности и дополнительных мерах транспарентности. Ее одобрение будет еще одним шагом в правильном направлении. Вряд ли надо продолжать попытки «развивать» германскую инициативу. Не все могут поддержать будущие новации. Давайте согласимся пусть не на амбициозные, но конкретные меры по формированию общего пространства безопасности. Посмотрим, насколько работоспособны станут будущие меры, а затем решим, куда двигаться дальше. Хотелось бы услышать аргументы тех делегаций, которые сегодня не пропускают германскую инициативу, не дают нам двигаться вперед.

Господин председатель,
Мы обратили внимание на повышенный интерес со стороны стран НАТО к мероприятиям боевой подготовки российских Вооруженных Сил. В первую очередь, речь идет о запланированных на осень этого года учениях «Запад-2013», а также применяемой нами в последнее время новой форме проверки боеготовности войск – внезапных проверках частей и подразделений в масштабах округа или командований видов и родов войск.
Сегодня российская сторона делает еще один серьезный шаг в области военной транспарентности. Мы на добровольной основе проинформируем участников заседания СРН о целях и задачах российско-белорусского учения «Запад-2013». Подчеркну, что делаем это впервые заблаговременно, а не по итогам учения, как это было ранее.
Готовясь к сегодняшней встрече, мы внимательно изучили информацию, полученную от стран НАТО, по учениям «Стедфаст Джаз-2013». Не скрою, что в российском Минобороны вызвала недоумение заявленная цель этого учения, предполагающего задействование статьи 5 Вашингтонского договора по реагированию на агрессию против Польши. От этих учений веет духом «холодной войны». Как такие действия способствуют росту доверия между странами НАТО и Россией?
Напомню, что сценарий учения «Запад-2013» предполагает отработку действий по борьбе с проникшими на территорию нашего союзника – Белоруссии террористическими группами и незаконными вооруженными формированиями. Подчеркну, что в отличие от майского натовского брифинга по учению «Стедфаст Джаз-2013» мы сегодня более подробно раскроем цели и задачи учения, этапы его подготовки, действия и задачи войск, район учения с конкретным указанием полигонов и территорий, структуру органов управления, состав участников и количество военной техники. Разве это не дополнительный вклад в развитие добровольной военной транспарентности?
По согласованию с нашими белорусскими партнерами принято решение пригласить представителей министерств обороны иностранных государств на наши учения. Обязательно проведем дополнительные брифинги накануне и после учений. Будем находиться в постоянном контакте с коллегами из европейских стран и журналистами во время учений. Хочется верить, что наши действия найдут адекватное понимание и отражение в официальных комментариях в столицах государств Европы.
Несколько слов о внезапных проверках. Такая работа активно использовалась нами ранее, однако в последние годы была подзабыта. Ее эффективность для оценки готовности войск – весьма высока. Выбор мест проведения внезапных тренировок никак не связан с ситуацией в том или ином регионе.
Хотел бы особо отметить, что каждая внезапная проверка – это уникальная операция Вооруженных Сил. От проверки к проверке мы учитываем как накопленный позитив, так и выявленные недостатки, совершенствуем свои действия. Положительные результаты налицо. Работать по повышению боеготовности будем каждодневно.
В то же время все, что делается в Вооруженных Силах России, – это не игра мускулами, не попытка показать силу. Это – кропотливая работа по формированию современной и боеспособной армии, оснащенной новейшими вооружениями, готовой к оперативному реагированию на любые вызовы и угрозы, а главное – состоящей из офицеров и солдат высшей квалификации.
При этом мы в полном объеме выполняли и будем выполнять международные обязательства, включая ограничения на военную деятельность, приглашение наблюдателей и, разумеется, предоставление информации. Будем думать и о дополнительных добровольных мерах открытости и доверия.
Напомню, что в ходе недавней внезапной проверки частей Восточного и Центрального военных округов российская сторона проинформировала соседние страны на Востоке, а также военно-политическое руководство Североатлантического альянса (по каналам СРН) о начале такой проверки. Дополнительная информация была направлена в Пекин. Мы также отправили уведомление по каналам ОБСЕ, хотя регион, в котором проходила проверка, расположен вне зоны действия договоренностей, принятых в этой Организации. Наконец, около 50 военных атташе, аккредитованных в Москве, пришли к нам на специальный брифинг о целях, задачах и ходе внезапной проверки. Такую практику мы будем расширять и совершенствовать.

Господин председатель,
В мае этого года в Москве по инициативе Минобороны России была проведена международная конференция по евробезопасности. В ее работе приняли участие
свыше 300 представителей из более чем 50 стран. Мы благодарны всем, кто откликнулся на наше приглашение. Широкое представительство, высокий профессиональный уровень экспертов позволили откровенно и детально обсудить предложенные темы. Важно, что многие участники высоко оценили результаты дискуссий, назвав их полезными и востребованными.
Мне приятно сегодня сообщить, что Министр обороны Российской Федерации генерал армии С.К.Шойгу принял решение сделать такого рода майские форумы в Москве ежегодными. Мы уже приступили к проработке концепции будущего мероприятия и будем признательны за любые подсказки, которые позволили бы нам сделать дискуссии интересными и полезными. У нас нет «двойного дна» в нашей работе – мы заинтересованы в обсуждении самых острых проблем и поиске возможных развязок существующих противоречий. Рассчитываем на помощь и неправительственных организаций.

Господин председатель,
Хотел бы воспользоваться данной возможностью, чтобы поделиться с коллегами некоторыми идеями, которые, как представляется, целесообразно учитывать при формировании нового пространства безопасности и доверия в Европе.
Во-первых, в сложившейся военно-политической обстановке нет необходимости сохранять неизменным инструментарий контроля над вооружениями и разоружения, который был сформирован в годы «холодной войны» и основывался на концепции военного противостояния двух систем.
Во-вторых, все больше стран приходят к выводу, что прежний ДОВСЕ – мертв. Он полностью себя исчерпал. Его положения не могут служить основой будущего механизма обеспечения безопасности в Евроатлантике. Вместе с тем действующие Венский документ 2011 года и Договор по открытому небу сохраняют свою актуальность и позволяют обеспечить адекватный уровень оценки и контроля за состоянием военной инфраструктуры, дислокацией войск и деятельностью обычных вооруженных сил в регионе.
В-третьих, появление новых видов вооружений привело к стиранию грани между эффективностью ядерных и неядерных вооружений. Неядерное высокоточное оружие не должно выпадать из сферы рассмотрения при обсуждении вопросов контроля над ядерными вооружениями. Особенно это касается носителей различных типов, которые должны оцениваться также на предмет возможности их использования для доставки ядерного и иного оружия массового уничтожения.
В-четвертых, ограничения на обычные вооружения (танки, артиллерийские системы и другие виды) как средство предотвращения агрессии, прежде всего, широкомасштабных наступательных операций, составлявшие в прошлом предмет ДОВСЕ, в значительной степени утратили свое значение. Поэтому можно посмотреть более внимательно на опыт переговоров по российско-американскому Договору 2010 года о сокращении стратегических наступательных вооружений, в котором заложена концепция, предполагающая отсутствие ограничений на структуру ядерных вооружений. В этом Договоре стороны самостоятельно определяют, какие средства доставки им необходимы.
Более важным, на наш взгляд, является широкий взгляд на учет типов вооружений, которые могут использоваться для решения наступательных и оборонительных задач. Нашим экспертам еще предстоит определить, как учитывать «вклад» в боевые действия, например, ударных беспилотных летательных аппаратов, которые были вне сферы действия старых соглашений. Как быть со средствами противоракетной обороны и космическими вооружениями?
В-пятых, необходимо учитывать географию размещения вооружений. Прежде этот вопрос решался зональными ограничениями, которые являлись частью ДОВСЕ. Однако на проблему «географии» полагаем необходимым посмотреть шире. Фактор создания компактных подразделений специального назначения, способных действовать на удалении, сегодня значит больше, чем выбор мест дислокации войск и количество танков, приписанное к тому или иному военному округу. Данное обстоятельство во многом нивелирует значимость субрегиональных потолков.

Господин председатель,
Сегодня «уравнение безопасности» существенно отличается от представлений двадцатилетней давности. Однако, как и прежде, его решение могло бы создать условия для долговременного доверия и безопасности в Евроатлантике.
Полагаем, что тема нового пространства военной безопасности могла бы стать предметом дискуссии на заседании министров обороны стран Совета Россия-НАТО. Это тот уровень, на котором могли бы быть определены задачи экспертов и сроки доклада по результатам работы. Уверен, что когда министры обороны, тем более ключевых стран, собираются вместе и обсуждают насущные проблемы, современные вызовы общей безопасности, народы чувствуют себя спокойнее.
В заключение хотел бы представить заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-полковника А.Н.Постникова, который выступит с брифингом о подготовке к учению «Запад-2013».
Благодарю за внимание.