Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам заседания Совета Россия-НАТО на уровне министров иностранных дел, Брюссель, 4 декабря 2013 года

4 Декабря 2013
Уважаемые дамы и господа,

Мы провели неплохое заседание Совета Россия-НАТО. Обменялись оценками текущей ситуации в мире, выразили удовлетворение наличием позитивных сдвигов: договоренностей по сирийскому химическому оружию, созыву конференции «Женева-2», иранской ядерной программе (ИЯП). Все это подчеркивает однозначную результативность именно политико-дипломатических мер по урегулированию сложных кризисов. Исходим из того, что наши натовские партнеры начинают все лучше это понимать. Это дает нам надежду на дальнейшую совместную работу с нашими американскими и другими западными партнерами, и что НАТО в целом будет следовать принципам и нормам международного права. Показательно, что принятое сегодня заявление по химическому оружию в Сирии посвящено полной и полноценной недвусмысленной поддержке резолюции СБ ООН 2118. Мы это приветствуем. Рассчитываем, что в наших общих интересах (об этом сегодня тоже шла речь) разрабатывать практические шаги по воплощению в жизнь декларации Саммита Россия-НАТО, принятой в Лиссабоне в 2010 году. Секретариат имеет поручение подготовить предложения о том, как выдвинутая задача построения общего пространства безопасности может быть воплощена в практических делах.

Я упомянул, что коллеги высказывали удовлетворение прогрессом и даже прорывом в том, что касается ИЯП. Мы заметили, что если достигнутая договоренность будет полностью реализована, если иранская ядерная проблема будет закрыта и ИЯП поставлена под полный и жесткий контроль МАГАТЭ, отпадут основания, которые сейчас приводятся в качестве причины создания европейского сегмента противоракетной обороны.

Одобрили программу работы на 2014 год. Она насыщенная и предполагает развитие нашего сотрудничества, прежде всего в таких важных областях, как борьба с совместными вызовами и угрозами, терроризмом, афганским наркотрафиком, чрезвычайными ситуациями техногенного и природного характера, пиратством. Считаем важным налаживать координацию в деле реагирования на угрозы дипломатическим представительствам наших стран в государствах, охваченных кризисом.

Мы говорили о будущем. Нас не может не волновать ситуация в Афганистане после 2014 г. - по сравнению с нашими натовскими партнерами Россия находится совсем близко от этой страны. Поэтому нам важно поддерживать регулярный диалог, чтобы быть в курсе обсуждаемых сейчас планов по созданию новой миссии НАТО и отдельной миссии США в Афганистане после 2014 г., понимать задачи, цели, мандат новых обсуждаемых присутствий, у которых, конечно, должна быть прочная международно-правовая база в виде резолюции СБ ООН.

С удовлетворением отметили, что развивается военно-техническое сотрудничество. Надеемся, что разрабатываемая в рамках НАТО концепция «умной обороны» не будет создавать искусственных препятствий для дальнейшего развития взаимодействия в военно-технической сфере. Отметили улучшающиеся контакты между военными, включая взаимное информирование об учениях, приглашение наблюдателей.

Заседание показало, что хотя и не по всем вопросам мы соглашаемся, тем не менее, если следовать заложенным при создании Совета Россия-НАТО принципам равноправия, реального учета озабоченностей и интересов друг друга, можно достигать результато­в.

Вопрос: Североатлантический альянс принял заявление по Украине, в котором говорится о недопустимости силового разгона демонстраций и необходимости диалога. Каким Вам видится выход из политического кризиса в этой стране?

С.В.Лавров: Не знаю, зачем НАТО принимает такие заявления, а его Генеральный секретарь А.Фог Расмуссен отвечает на вопросы о том, может ли Россия ввести войска на Украину. Не знаю, зачем задаются такие вопросы. Это создает извращенную картину, и подобного рода сигналы в неких воспаленных мозгах могут вызвать совсем неправильное понимание происходящего.

Исходим из того, что это внутреннее дело Украины. Не понимаю масштабов достаточно агрессивных действий на стороне оппозиции. Об этом уже высказывался Президент России В.В.Путин.

Произошло следующее: исполнительная власть воспользовалась своими суверенными полномочиями. Подписывать или не подписывать документы, ратифицировать их или нет – это полномочия исполнительной власти. Ратификация, конечно, предполагает и парламентскую составляющую. Но выносит предложение и подписывает документ исполнительная власть. Если начать рассматривать документы, которые не вступили в силу из-за того, что та или иная страна их не подписала, получается, что в каждой из них нужно устраивать демонстрации протеста.

Рассчитываем и выступаем за то, чтобы украинские политики нашли способ вернуть ситуацию в конституционное русло. Призываем никого не вмешиваться в эту ситуацию.

Вопрос: В Грузии новые президент и премьер-министр. Политика на сближение с ЕС и НАТО продолжается, в Вильнюсе был парафирован договор об ассоциации. Продолжается и политика России в отношении Грузии, выражающаяся в т.н. оккупации и «бордеризации» Южной Осетии (ставятся ограждения на т.н. границе между Южной Осетией и Грузией). Каковы перспективы российско-грузинских отношений?

С.В.Лавров: Что касается расширения НАТО, мы убеждены, что это – продолжение старой инерционной логики эпохи «холодной войны». Это не только сохранение разделительных линий, которые все мы обязались убирать, но и передвижение их дальше на восток, что в корне противоречит обязательствам, которые мы брали на высшем уровне в отношении неделимости безопасности. Никто не должен предпринимать шаги, создающие риски для безопасности партнеров. Исхожу из того, что этим и нужно руководствоваться.

Выступаем за развитие российско-грузинских отношений. Услышали и оценили подходы нового грузинского руководства. Практическое развитие нашего взаимодействия в торгово-экономической, культурной, гуманитарной областях, в сферах искусства и науки (которое продолжается), молодежные обмены (которые считаем очень важными) позволят лучше понимать друг друга, тем более что у нас есть очень хорошая база многолетнего совместного сосуществования, духовная и историческая близость. Рассчитываю, что такие процессы будут продолжаться.

Скажу, что для России Южная Осетия и Абхазия – суверенные государства. Мы признали их в этом качестве, подписали с ними договоры о дружбе и взаимной помощи, обеспечиваем безопасность их границ и военную безопасность (там находятся наши военные базы на основе подписанных нами соответствующих договоров). Это новые реалии в Закавказье, которые нужно признавать. Они постепенно проникают в умы. Тот факт, что на Женевских дискуссиях по Закавказью Южная Осетия, Абхазия и Грузия вместе с Россией, США, ЕС, ООН, ОБСЕ участвуют на равных в обсуждении проблем безопасности и гуманитарных вопросов, подтверждает, что другого пути, кроме диалога, нет.

Насчет «проволок» скажу, что границы, безусловно, должны быть защищены. Нарушения с обеих сторон должны пресекаться. Есть правила, отражающие мировую практику. По мере успокоения «горячих голов» и проволока не понадобится. Мы – за то, чтобы все близкие нам народы Закавказья жили в мире, дружбе, добрососедстве. Помимо двусторонних отношений с грузинскими партнерами, будем стремиться к этому. Надеюсь, что в повестку дня вернется вопрос о восстановлении дипотношений, которые были прерваны по инициативе грузинской стороны.