Выступление директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России, представителя Российской Федерации в Первом комитете 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН М.И.Ульянова в рамках общеполитической дискуссии, Нью-Йорк,

9 Октября 2014
Уважаемый г-н Председатель,
Позвольте поздравить Вас с избранием на этот ответственный пост и пожелать успеха в предстоящей работе. Разумеется, Вы можете рассчитывать на поддержку российской делегации.
Из обширной повестки дня Первого комитета мы решили затронуть несколько тем, которые представляются наиболее актуальными. Начнем с вопросов ядерного разоружения, находящихся в центре внимания данного форума.
Освобождение мира от угрозы, которую несет оружие массового уничтожения, включая ядерное, остается одним из главных приоритетов международного сообщества. Россия активно работает в этом направлении, предпринимая конкретные шаги по ограничению и сокращению ядерных арсеналов. За последние четверть века они уменьшились в разы. В соответствии с Договором о дальнейших мерах по сокращению стратегических наступательных вооружений ориентируемся на достижение согласованных суммарных уровней по боеприпасам, средствам доставки и пусковым установкам уже к началу 2018 года. Полагаем, что это вполне достижимо.
ДСНВ – не единственная действующая договоренность между Россией и США в ракетно-ядерной области. Остается в силе бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года. К сожалению, наши американские партнеры позволяют себе весьма вольное обращение с обязательствами по ДРСМД, допуская грубые, массовые и ставшие уже хроническими нарушения. Это касается использования ракет-мишеней при испытаниях системы ПРО и постановку на вооружение ударных беспилотных аппаратов, подпадающих под сферу охвата Договора и содержащиеся в нем определения ракет средней и меньшей дальности. Есть основания полагать, что планируемое размещение в Европе пусковых установок Мк-41 стало бы еще одним серьезным нарушением ДРСМД. Рассчитываем, что в результате начавшегося диалога по этим вопросам Соединенные Штаты вернутся к полноценному соблюдению своих обязательств по этому важному соглашению.
Очевидно, что для дальнейшего продвижения к безъядерному миру необходимо формирование надлежащих международных условий. Важнейшее из них – обеспечение равной безопасности и стратегической стабильности, как это предполагают решения, принятые в рамках реализации Договора о нераспространении ядерного оружия. Между тем, в этой области появились и продолжают нарастать серьезнейшие проблемы, которые почему-то почти полностью выпадают из поля зрения Первого комитета. Это неправильно, учитывая то, что разоружение происходит не в вакууме, и его будущее в решающей степени зависит от общего состояния «окружающей среды».
Мы не раз привлекали внимание к факторам, негативно влияющим на стратегическую стабильность. Без их устранения надежды на дальнейшее продвижение к «ядерному нулю» рискуют остаться благими пожеланиями.
Одним из таких крайне деструктивных факторов продолжает оставаться одностороннее формирование глобальной системы противоракетной обороны без учета и, более того, в ущерб безопасности других государств. Оно серьезно осложняет международные отношения уже не только в Евроатлантическом, но и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Безоглядное формирование системы ПРО может стать серьезным препятствием на пути дальнейшего ядерного разоружения и даже создать опасные предпосылки для возобновления гонки ядерных вооружений. Снять остроту этой проблемы можно только в том случае, если государства, занимающиеся созданием противоракетного потенциала, станут не на словах, а на деле руководствоваться согласованным в рамках ОБСЕ, а по сути универсальным принципом, гласящим, что попытки укрепления собственной безопасности за счет безопасности других недопустимы. Неукоснительное следование этому правилу должно стать отправной точкой для поиска взаимоприемлемых развязок.
Вызывает растущее беспокойство и концепция «Глобального молниеносного удара», которая приближается к фазе практической реализации. Как мы понимаем, ее цель состоит в создании потенциала, который позволял бы почти мгновенно нейтрализовывать оборонительные средства любой «неугодной» страны, не оставляя ей времени и возможностей на вооруженный ответ. Подобные изыскания тем более опасны, когда они ведутся в контексте курса на утверждение собственной исключительности и подавляющего военного превосходства, дополняя усилия по формированию глобального противоракетного щита. Негативные последствия воплощения в жизнь концепции «Глобального молниеносного удара», в том числе для перспектив ядерного разоружения, пока еще явно недооценены международным сообществом.
Третьим негативным фактором стратегического характера является угроза появления оружия в космическом пространстве. На протяжении нескольких десятков лет Генеральной Ассамблеей ООН принимаются резолюции по предотвращению гонки вооружений в космосе, но никаких практических решений в этом плане согласовать пока не удается. В этих условиях считаем назревшими упреждающие меры, направленные на недопущение превращения космоса в арену вооруженного противостояния. Напомним, что еще десять лет назад Россия выступила с инициативой, представляющей собой политическое обязательство не размещать первыми оружие в космическом пространстве. К настоящему времени к этой инициативе присоединились десять авторитетных государств, что позволяет вести дело к ее универсализации. Рассчитываем, что на нынешней сессии будет принята соответствующая резолюция, проект которой мы вместе с нашими единомышленниками планируем представить в ходе неофициальных консультаций 10 октября. Призываем всех, кто разделяет цель сохранения космоса свободным от оружия, войти в число соавторов проекта и проголосовать «за».
Разумеется, принятие такой резолюции не решит всех проблем. Мы рассматриваем ее в качестве исключительно важного, но промежуточного шага на пути к юридически обязывающему запрету на размещение оружия в космосе. Обновленный проект соответствующего международного договора был представлен совместно Россией и Китаем на Конференции по разоружению в июне с.г. Рассчитываем на его внимательное и конструктивное рассмотрение международным сообществом.
Полагаем уместным отметить, что Россия не только фокусирует внимание на необходимости объединения усилий государств в целях устранения факторов, подрывающих стабильность, но и предпринимает практические шаги на национальном уровне в этом направлении. Помимо целого ряда инициатив, нацеленных на сохранение космоса мирным, мы на протяжении последних лет выступали с предложениями о заключении юридически обязывающей договоренности, которая обеспечила бы гарантии ненаправленности элементов ПРО США и НАТО против России. Еще в 2000 году мы ратифицировали ДВЗЯИ. Давно вывели на свою территорию и разместили в местах постоянного складирования нестратегическое ядерное оружие, призвав других государств-обладателей таких вооружений последовать нашему примеру. Последовательно выступали за создание единого пространства европейской безопасности и приведение режима контроля над обычными вооружениями в Европе в соответствие с нынешними военно-политическими реалиями. К сожалению, эти инициативные шаги не встретили должного отклика.
Г-н Председатель,
Мы вступаем в завершающую фазу текущего обзорного цикла ДНЯО. В конце апреля следующего года начнет работу девятая Конференция по рассмотрению действия Договора. Важно подойти к этому мероприятию с весомыми результатами. Крупнейшим достижением последнего времени стало согласование «женевского пакета» по ситуации вокруг иранской ядерной программы. Сейчас вместе с партнерами по «шестерке» и иранскими коллегами продолжаем работу над всеобъемлющим окончательным урегулированием. С удовлетворением отмечаем твердое намерение всех участников выйти на позитивный результат в кратчайшие сроки. Как представляется, переговорщикам удалось вплотную приблизиться к нахождению развязок по всем проблемным узлам готовящейся договоренности. Наступает время принимать непростые политические решения. Упустить имеющиеся возможности урегулирования нельзя. Намерены и далее энергично работать в пользу достижения соглашения в намеченные сроки.
Солидным результатом стало подписание 6 мая с.г. всеми ядерными державами Протокола к Договору о создании безъядерной зоны в Центральной Азии. Надеемся, что в скором времени состоится подписание аналогичного Протокола и к Бангкокскому договору о создании безъядерной зоны в ЮВА.
Итоги очередной Обзорной конференции ДНЯО во многом будут зависеть от того, удастся ли в ближайшее время реализовать принятые в 2010 году решения о проведении Конференции по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного и других видов оружия массового уничтожения. По нашей оценке, за последний год в результате серии неофициальных консультаций удалось сдвинуться с мертвой точки. Страны ближневосточного региона продемонстрировали готовность к разумным компромиссам по целому ряду вопросов. Можно спорить о том, насколько существенен достигнутый прогресс, но в том, что он имеет место, сомневаться не приходится. Это дает основание надеяться, что при наличии должной политической воли странам региона удастся договориться по проектам повестки дня и заключительного документа Конференции. Вот почему важно не только продолжить, но и интенсифицировать подготовительный процесс. Со своей стороны, Россия как один из соучредителей Конференции по ЗСОМУ на Ближнем Востоке будет прилагать все усилия к тому, чтобы она состоялась до конца этого года.
В контексте ядерного нераспространения хотели бы акцентировать следующий момент, вызывающий озабоченность. Речь идет о т.н. совместных ядерных миссиях стран-членов НАТО («nuclear sharing»). В их рамках неядерные члены альянса принимают ядерное оружие на своей территории, участвуют в планировании его применения, а их военнослужащие и авиация привлекаются к тренировкам по нанесению ядерных ударов. Полностью разделяем мнение государств-участников Движения неприсоединения о том, что подобная практика несовместима ни с буквой, ни с духом Договора о нераспространении ядерного оружия. Напомним, что в соответствии со Ст. I этого Договора его государства-участники, обладающие ядерным оружием, обязались «не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а также контроль над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно». В свою очередь, неядерные государства в соответствии со Ст. II ДНЯО взяли обязательство не принимать от кого бы то ни было передачи такого контроля ни прямо, ни косвенно. Призываем государства-члены НАТО привести свою политику в соответствие с принятыми обязательствами.
Крупнейшим достижением в области укрепления режима нераспространения ОМУ и разоружения стала химическая демилитаризация в Сирии. В беспрецедентно сложных условиях сирийские власти в кратчайшие сроки и в полном соответствии со своими обязательствами освободились от химического арсенала, обеспечив, как неоднократно подтверждалось официальными представителями ООН и ОЗХО, высокий уровень сотрудничества с этими международными организациями. В результате тематика т.н. сирийского химического досье более не носит чрезвычайный характер. Теперь она должна рассматриваться в обычном ключе в рамках профильной международной структуры - ОЗХО.
В заключение, г-н Председатель, позвольте сказать несколько слов по теме, которая никого не оставляет равнодушным. Речь идет о положении дел в механизмах разоружения системы ООН. Если Первый комитет функционирует более или менее результативно, то в таких заслуженных и авторитетных структурах, как Комиссия ООН по разоружению и женевская Конференция по разоружению, продолжается многолетний застой. Ясно, что сложившееся положение нельзя считать нормальным. Но столь же очевидно, что причины пробуксовки не связаны с какими-либо «врожденными недостатками» разоруженческой триады ООН. На самом деле все объясняется различиями в шкале приоритетов государств-участников и недостатком политической воли к поиску взаимоприемлемых компромиссов. В этих условиях у некоторых партнеров возникает соблазн вести дело к переносу переговорной работы на новые площадки, как если бы на них полноценные международные соглашения с участием всех государств, обладающих соответствующими военными потенциалами, могли бы быть разработаны без особых проблем. Подобная иллюзия чревата тем, что ныне существующим структурам был бы нанесен ощутимый ущерб, а новые дееспособные механизмы так и не появились бы. Оптимальным считаем концентрацию усилий и внимания на поиске конструктивных развязок по программе работы женевской Конференции. На это направлен проект заявления в поддержку КР, с которым мы вместе с государствами-единомышленниками планируем в очередной раз выступить на нынешней сессии Первого комитета. Призываем все страны, которые разделяют наш подход, присоединиться к заявлению в качестве соавторов.
Благодарю Вас, г-н Председатель.